+Орловщина+
В городе Орле орлиный витамин особо ценен из-за своего названия. Каждый уважающий себя орловчанин опосля рабочей недели несёт домой свои заветные три флакона, поминая добрым словом далёкую Индию и Пашу Горбачёва.
В пятницу вечером во всех магазинах города Орла исчезает с прилавков минеральная вода, а местные дилеры казахстанского бодряка зашивают порванные от обилия денег карманы, наступает тульский час. Потребление электроэнергии в городе существенно снижается, так как свет в окнах домов гаснет один за другим, работают только компьютеры и фотографические фонари. Блаженная тишина царит на улицах Орла. С балконов струится белесый дымок и кажется, что город спит, да только хуй там плавал, спать никто не будет ещё часов восемь минимум, и как бы в подтверждение тому становится слышен лёгкий гул, это коллективное горловое пение, исполняемое сразу всем городом. Гул нарастает, некоторые люди выходят на балконы и открывают окна, не переставая при этом петь. Каждый поёт свою ноту, поэтому городской хор звучит неподражаемо и сверхдиссоциативно. Постепенно голоса смолкают, и на улицах появляются люди, вышедшие на лёгкий променад. Абсолютно летящей походкой, они направляются, кто за папиросами, кто за пивом, а кто и просто решил пошагать по родному Орлу. В круглосуточных магазинах притушен свет и играет негромкий IDM, продавцы сидят в мягких креслах с фонариками в руках, чтобы рассматривать купюры, хотя никто никого всё равно не обманет, этот пережиток прошлого орловчане давно уж прошли. А на улицах становится всё более оживлённо, появляются так называемые «плясуны», просто люди любящие поплясать от души. Человек пляшет под музыку, которую слышит он один из наушников плеера, но бывает что, объединившись вместе, несколько людей настраиваются на одну и ту же волну радио и приплясывают под синхронные ритмы.
Ну да хуй с этими плясунами, когда старый и на весь город известный диссоциативщик Кузьма Матвеевич пьёт девятый флакон, а Оля Орехова миксует орлиный витамин с отваром конопли на молоке, а Петя Тортов ничего не делает, потому что у него взорвалась голова, и живёт он не в Орле, а в Пензе.
А не так давно в Орёл прилетали с гастролями марсиане, да только они сами охуели, когда услышали местную группу «Витин Калькулятор» игравшую у них на разогреве, да и все остальные тоже охуели, не охуел только тот, кто не пришёл на концерт, а если бы пришёл тоже охуел бы.
Вообще кто жил в Орле, тот видел всё. Никакие Амстердамы с их парниковыми грибами не сравнятся с мясистым орлиным мухомором из глухой еловой чащи, да и сама чаща тоже заебись! А люди- то какие? Орлы! Все друг другу помогают, телевизоры повыбрасывали и не болеют никогда. У всех деньги есть всегда, а когда кончаются, то идёшь в любой банк и там тебе дают любую сумму безвозмездно, как это ты будешь без денег ходить, ты тогда покупать ничего не будешь, а не будешь покупать, в магазинах денег не будет, и в банки некому деньги складывать будет и тогда ни у кого денег не будет, но такого ещё в Орле не бывало, так что никто не знает, что тогда будет.
Зато все знают, что такое Орлиный витамин.
+Конная.+
Жил-был один человек, звали его Петя Куль.
Сидит как-то Петя ночью один в своей квартире. Сидит, значит, свет повыключал везде и ждёт как будто чего. На компьютере музыка играет странная, по всей комнате дым из папироски стелется, которая между Петиных пальцев зажата. Монитор компьютерный выключен, и только огоньки разноцветные мигают, да какие огоньки! Один огонёк на аквариумную рыбку похож, другой на Петину бабушку, а ещё один огонёк мигал, мигал и вдруг в египтянина превратился. Превратился, значит, в египтянина и спрашивает Петю, а что спрашивает непонятно, понятно только что спрашивает о чём то, и ещё непонятно «как» спрашивает, потому что голоса вроде не слышно, а факт спрашивания о чём то уже висит перед Петиным носом неоспоримой аксиомой, и как бы спрашивает Петю о чём то точно так же, как перед этим его спрашивал египтянин. Но египтянина уже нет, а на его месте нет и его места, а на другом месте два места на которых тоже ничего нет, только два переливающихся мерцающими лучиками блика, и они мерцают так радужно и зовут куда то Петю, а зовут точно так же как египтянин спрашивает. «Есть, блядь, всё таки связь, « подумал Петя и решил сделать так, чтобы связи не стало. Про связь Петя забыл через мгновение, однако шаги, которые он собирался предпринять для её прекращения, он всё таки предпринял. И хорошо так предпринял, основательно. Дальше была только дымка.
+Письмо Михаилу Задорнову.+
Здравствуйте Михаил!
Не сочтите за труд прочитать это письмо, так как автор этого письма не счёл за труд написать это письмо вам. Исключительно как деятеля искусства требуется ваш совет!
У всех уже спрашивали, остались только вы и Михаил Боярский, но до Боярского не дозвониться, он в Японию уехал, так что остались только вы!
Посоветуйте, пожалуйста, как одному актёру сыграть две гантели одновременно?
Понимаете, я со съёмочной группой прихожу в ближайший спортзал, и говорю, «Мы снимаем кино и в нашем сценарии есть сцена в спортзале, где человек работает гантелями»! Мне ничего не говорят в ответ, ничего не говорят в ответ и съёмочной группе, нас просто молча посылают на хуй, и мы со съёмочной группой идём туда и пьём известно что!
Подскажите, Михаил, как снять нам этот сюжет?
С уважением, Смектор Провода.
+Электрошпроты.+
Мороженое мясо в глотку не лезло. Водка. Пива не было и не будет! А до Владивостока хуем, ХУЕМ, ХУУЕЕЕМ через ЧАААЙ. Дрова, блядь, обычные дрова были и то деревянные, что, собственно, вообще ни в какие щёки, и в довесок ко всему форточка разила бардовским говном в прямом! На язык накручивался хуй – а хули? И был совсем похож на папу его. Так начинался 43й слет туристов на Молодецком километре. И тут над всем этим палаточным городком раздался громогласный бас,: « ХУЙ, ХУЙ, ХУЙ «, и тишина, а через две минуты опять,: « ХУЙ, ХУЙ, ХУЙ «, и абсолютная тишина, поскольку все обосрались и паника зреет ежесекундно, а тут ещё и Никита Двухкомнатный под борщом человеческим выскочил из палатки и ну ногами сучить как Жора! Это он рассказывал, как наматывал один конец провода себе на член и дрочил, а во время оргазма вставлял другой конец в розетку. У них в школе все ученики это перепробовали, их так и называли – «мёртвые музыканты».

Сайт создан в системе uCoz